А.Ю..

Безудержно пахнет вишней
От зрелых твоих рук.
Мой принц прикасался к нищей,
Как самый большой друг.
Ни слова на скрип пепла
Отчаянных колес,
А вишня в окно пела,
Как в лунную ночь - пес.
                   24-е марта, 2002

.
Я не слышала тише молчанья,
Чем молчания год от тебя.
Всплеск слезы и младенца качанья
Все стонали, отчайно скорбя.
Я бездарностью заболевала
И к стеклу прижималася лбом,
В тесных платьях в груди застревала,
Став у чрева упругим рабом,
Но лишь тени твоих неприездов
Все хранили молчанья обет.
Я не знала огромнее бездны,
Я не знала коварнее бед,
Я не слышала тише молчанья...
                              5-е апреля, 2002

.
Ты - моя самая честная боль,
Ты - моя горькая память,
Но моей самой отчайной мольбой
Стала водица под камень.

Ты - моя самая добрая ложь,
Ты - сладкий миг забвенья,
Но для иной кожи рук твоих дрожь,
Рук для чужих каменья.
                            27-е августа, 2002

.
Твое имя не произнесу,
Твои фразы изотру до пыли,
Образ твой с собой не понесу
И не вспомню, кем мы раньше были.

Твои пальцы - собственность кольца,
Твои мысли - жертвы обихода.
Место писем мелкая пыльца
И закаты твоего восхода.

Твои кудри - их под монастырь,
Твои взгляды... В них по ложке дегтя.
В сердце стены, а в душе пустырь -
Я к ним лезла, обдирая ногти.

И, держа слезинки на весу,
Я кричу в распахнутые двери:
Твое имя не произнесу,
Твое чадо не тебе доверю.
                       27-е августа, 2002

.
Вжалась в плечи усталой думой
Прежде гордая голова.
Вожжи пали из пальцев грума,
Точно ясенная листва.

Не утешить мне, безутешной,
Не обнять мне тебя, мой друг...
Я осенней порой как вешней
Расцветала как старый сук.

Я себя виноватой чаю
За твой ныне печальный взгляд
И в безумствии обличаю
Я себя много дней назад.

Ты не станешь таким, как прежде -
В пренаивных моих мечтах.
Я уже не храню надежды,
Но храню в медальоне прах.

Ксения Страдальская

     

Zinaida Makarova © 2002 I e-mail