ЕЙ...

Я иду по темной улице,
Освещаемой фонарями.
Под ботинками снег скрипит,
Переливаясь весенними цветами.
Навстречу люди - знакомые лица,
Я им улыбаюсь, подбирая нужные обличья.
Вокруг все прекрасно,
Как обычно, как всегда:
Падает снег и крутится земля.
Но вдруг под снегом скользкий лёд,
Я падаю, как будто в жидкий мёд
И оживает мир памяти и грез,
Давно забытый мною от боли и слез.
Мое тело заметет мягкой пургой,
И никто не найдет его этой весной,
А я буду думать о разбитой кружке
В новогоднюю ночь,
О расколотых вдребезги планах
И мечтах, унесшихся прочь.
Буду с трепетом и горечью вспоминать
О нежных руках и страстный ночах,
О глупых речах и ужине при свечах.
Буду слушать: "Какой длины
Стена от неё до меня"
И каждый день читать:
"Я люблю тебя, ящеричка моя!"
Буду видеть картину на щербатой стене,
Повешенную тобой
И считать, сколько грубости и злости
Я принесла с собой.
Буду, что есть силы,
Со свистом в ушах, лететь по трассе,
Тщетно пытаясь забыть тебя.
Буду лезть наверх, разрываясь в клочья,
Стремясь убежать подальше от себя ночью.
Забуду я глупую гордость, стану кроткой
И буду украдкой глотать табачный дым
Вперемешку с солью горькой.
И буду верить, что настанет день,
Когда придет настоящая весенняя капель
И ты почувствуешь, что я тебе нужна,
Ты улыбнешься и по зову сердца
Легко найдешь меня.
Ты нежно прикоснешься к грубой корке
Вместо кожи
И к черным дырам вместо глаз
И тихо прошепчешь всего лишь три
Волшебных слова,
Которые откроют ростку жизненному лаз
И ты прочтешь по губам,
Когда я с трудом приоткрою глаза:
"Здравствуй, любимая!
Я так тебя ждала!"

Люля

  

Zinaida Makarova © 2001 I e-mail